Четверг, 24.10.2019, 00:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Поиск
Большая распродажа
Меню сайта
поиск по УДК
Форма входа
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Яндекс.Метрика
Кнопки от друзей

СБОРНИК СТАТЕЙ

Главная » Статьи » Всего статей

«Bowknot Sweater» Скиапарелли: как одна вещь может определить облик эпохи

Целью данной статьи является рассмотрение свитера Эльзы Скиапа-релли, известного в истории моды как «bowknot sweater», ставшего фено­меном моды ХХ века, повлиявшего на внедрение трикотажных изделий в ассортимент нарядной и повседневной одежды.

Основными задачами данного исследования являются: анализ влия­ния «bowknot sweater» на внедрение трикотажных изделий в ассортимент нарядной и повседневной одежды, на творчество самой Эльзы Скиапарел-ли, модельеров ХХ века, и на современную моду.

Основные источники, которые использовались при написании этой статьи: Э. Скиапарелли «Шокирующая Жизнь» [1]; Р. Мартин «Мода и Сюрреализм» [2]; Э. Скиапарелли «Моя шокирующая жизнь» [3].

Теперь перейдем непосредственно к изложению вопроса данной ста­тьи. Конечно, прежде чем трикотаж стал столь незаменимым, он прошел путь от техники вязания, которая использовалась для изготовления носков на заре нашей эры, и до 1920-х гг. Благодаря молодым модельерам и ху­дожникам, с их новым видением образа женщины ХХ столетия, на рубеже веков трикотаж ознаменовал начало своего царствования в костюме.

Обратимся к истории возникновения вязания. Однозначного ответа, когда люди научились делать первые петли, путем изгибания нити, и со­единять эти петли в полотно, среди ученых не существует до сих пор. И это не удивительно, так как невероятно сложно представить ясную и пол­ную картину возникновения и развития этого ремесла при наличии всего нескольких десятков вещественных свидетельств, представленных в музе­ях мира и отсутствии письменных источников.

В XV веке в большинстве европейских стран уже работали трико­тажные мастерские, где мастера занимались ручным вязанием рукавиц, перчаток, носков и гетр.

По словам А.В. Труевцева: «С XVI века, а точнее со второй полови­ны XVI века начинается эра трикотажной промышленности. В 1589 г. ви­карием из Калвертона в Ноттингемшире был изобретен первый трикотаж­ный станок» [4]. Благодаря этому изобретению производительность труда по сравнению с ручным вязанием возросла в несколько раз, что в то время имело большое значение, так как шелковые чулки были обязательным предметом не только женского туалета, но и мужского.

Следует понимать, что до начала прошлого века ситуация в трико­тажной отрасли развивалась, по большей части, в направлении чулочно-носочной продукции и спортивной одежды.

Когда речь заходит о трикотажной революции в костюме в первую очередь вспоминается непревзойденная Коко Шанель. И это вполне зако­номерно, она действительно одной из первых обратилась к трикотажу, предложив использовать его в качестве материала для повседневной одеж­ды. Но есть имя, упоминаемое в источниках истории и теории моды пер­вой половины прошлого столетия, не смотря на все заслуги, гораздо реже. Речь идет об итальянском модельере и дизайнере Э. Скиапарелли.

В мир моды Скиап, как любили называть ее друзья, ворвалась вне­запно и неожиданно, но это не помешало стать ей ведущим модельером второй четверти XX столетия, и изменить моду навсегда.

Остановимся подробнее на некоторых фактах из жизни и творчества Э. Скиапарелли, которые имеют непосредственное значение для раскрытия темы статьи.

Началу ее творческого пути предшествовала череда интересных, но еще более сложных и печальных событий. «Родилась будущая властитель­ница мира моды в Риме в Италии в семье интеллектуалов. Все ее детство прошло в окружении книг, она изучала философию, писала стихи, и увле­калась музыкой», - как писала А. Штегемейер в своей книге «Кто есть кто в моде» [5]. Она очень рано вышла замуж, несмотря на некоторое недо­вольство родителей ее выбором, и уехала в Соединенные Штаты Америки, где впоследствии осталась одна с ребенком на руках, когда муж ее поки­нул. В 1922 г. Скиапарелли вернулась в Париж, где и провела еще не­сколько трудных лет, не имея достаточных средств и хорошей работы.

1927 год стал переломным в жизни Э. Скиапарелли. Как-то ее навес­тила приятельница из Америки. «Она всегда выглядела очень элегантно, а в тот день надела очень простой свитер, но отличавшейся от всех, какие мне раньше приходилось видеть. Лично я никогда не носила свитеров и вообще спортивных вещей. Когда я одевалась, чтобы поехать за город, бы­ла уверена, что почувствую себя тяжелобольной и своим видом распугаю птиц», - так сама Скиапарелли писала об этой встрече [3]. Скиап настоль­ко впечатлилась увиденным и тем, что это можно связать вручную, что не замедлила узнать, где и как ее знакомая раздобыла тот самый свитер.

Так уже в январе 1927 г. Скиапарелли запустила в производство пер­вую коллекцию под своим именем. Назвать производством это и тогда можно было с натяжкой - несколько женщин вручную изготавливали сви­тера по ее внезапно родившимся эскизам, но, тем не менее, затея удалась. По воспоминаниям Скиап: «Первый свитер не завоевал успеха, он оказался с одной стороны более плотным, чем с другой, и совсем некрасивым... Второй - уже лучше; третий я признала сенсационным. Стараясь, чтобы остались незаметными мои опасения, убежденная, что выгляжу почти сен­сационно, я смело облачилась в него, отправилась на званый вечер - и произвела фурор» [3].

Так состоялось первое шокирующее появление Скиап на людях в вещи собственной разработки, тогда эта маленькая провокация обернулась для нее грандиозным успехом.

Свитер прямого силуэта, с длинным рукавом и круглым вырезом по горловине. Помимо привлекательного и необычного рисунчатого эффекта в виде банта, интересна и сама техника, получившая название - Армянское вязание, благодаря популярности этих свитеров, которые вязали армянские женщины. Этот вид рисунчатого вязания отличается от других, тем, что, благодаря ведению нити второго цвета по изнаночной стороне, на лицевой мы получаем твидовый эффект. Недавно вышла книга «Армянское вяза­ние» М. Свенсен, Дж. Вильямс («Armenian knitting» M. Swansen, Joyce Wil­liams), посвященная этой технике, с подробным описанием вязания и схе­мами различных рисунков.

К тому моменту мир моды был знаком с трикотажем не понаслышке. Шанель уже на протяжении нескольких лет выпускала платья и блузки, связанные на машине. Но свитер, придуманный Э. Скиапарелли, был со­вершенно другим.

Скиапарелли, как человек образованный и весьма незаурядный, вра­щалась преимущественно в кругу творческих людей и интеллектуалов. Она была открыта ко всему новому, интересному и, конечно, шокирующе­му, чего в то время, благодаря стремительному появлению новых аван­гардных течений, было достаточно. Среди ее многочисленных друзей, ко­торые, так или иначе, привносили что-то новое в творчество Э. Скиапарел-ли, были одни из самых ярких представителей дадаизма и сюрреализма.

Очевидно, что сейчас, при наличии столь обширного ассортимента одежды любых стилевых направлений, когда потребитель искушен на­столько, что его ничем не удивишь, крайне сложно представить, что один черно-белый свитер мог наделать столько шума. Но в то время это был на­стоящий переворот. Переворот не только в области моды, новых текстур, чем Э. Скиапарелли всегда удивляла своих поклонников и не только, это был переворот в сознании людей.

Белый бант на черном фоне свитера, не повязанный вокруг шеи, а вывязанный в технике армянского вязания, создавал иллюзию, мечту. Э. Скиапарелли попала в точку - мечта, чудесное, иллюзорное - идейные основы сюрреализма, которые были изложены в Первом манифесте Андре Бретона, опубликованном в 1924 г. В то время это новое модное направле­ние уже охватило большую часть европейских стран, и даже страны Ла­тинской Америки (Мексика).

Женщины немедленно захотели иметь этот шикарный «trompe l'oeil sweater», который при помощи Аниты Лус и других ее первых частных клиентов, становится международным хитом.

В майской коллекции 1927 г. первоначальные свитера с бантами раз­ных видов и размеров, а так же с различными геометрическими орнамен­тами дополняются шерстяными пуловерами и даже юбками. Имя дизайне­ра тут же становится синонимов вручную связанных свитеров. Так в 1928 г. в августовском номере журнала «New Yorker», было написано, что непонятно кто кому принадлежит после всего - Э. Скиапарелли свитерам, или они ей.

Это был настоящий прорыв. В руках Скиапарелли свитер перестал быть только лишь функциональным предметом гардероба, целью которого является защита от холода. Как это ни парадоксально, но этот свитер при­обрел статус шикарной вещи, в стремлении приобрести которую, люди были готовы на все. Так сама Скиапарелли описала в своей автобиографии 1954 г. «Шокирующая жизнь» этот эффект: «Все женщины хотят этот сви­тер немедленно».

Модели «bowknot sweaters» разлетелись по всему миру. В ноябре 1927 г. коллекция свитеров от Скиапарелли была представлена в Америке компанией Wm. H. Davidow Sons Co., производившей спортивную одежду. Эта компания помогала молодым талантливым дизайнерам и модельерам и стала эксклюзивным дистрибьютором этих свитеров в Америке.

Но была и другая сторона этой головокружительной популярности. Иностранные закупщики приезжали в Париж и покупали единичные эк­земпляры «bowknot sweaters», после чего, вернувшись на родину, начинали их тиражировать. Так происходило с работами многих модельеров, но сре­ди них копии свитеров Э. Скиапарелли лидировали с большим отрывом. Таким образом, эти копии продавались по более низкой цене в Америке, Австрии и ряде других европейских стран.

Конечно, сейчас сложно рассуждать о вреде и пользе таких «махина­ций» для модной индустрии и экономики того времени. Но результат был очевиден - газеты и журналы пестрили статьями о Скиапарелли и ее не­обыкновенных свитерах.

В конце 1928 г. Эльза Скиапарелли смогла открыть свою мастерскую на знаменитой улице Рю-де-ля-Пэ (rue de la Paix). Тогда уже ни у кого не возникало сомнений, что у этой самоуверенной итальянки, творческая жизнь которой началась с небольшой коллекции свитеров, навсегда заре­зервировано место среди звезд мира моды.

Вернувшись в Париж из США после окончания Второй мировой войны, Скиапарелли столкнулась с финансовыми проблемами. Представив свою последнюю коллекцию в 1953 г., она вскоре объявила о банкротстве, не выдержав конкуренции со стороны молодых дизайнеров.

На этом можно закончить рассмотрение исторической части данного явления и перейти к вопросу влияния конкретного свитера и творчества Скиапарелли в целом на моду всего ХХ столетия.

Совершенно очевидно, что вклад этого модельера в развитие моды сложно переоценить, не говоря уже о значении ее творчества для популяри­зации трикотажа. Она, как часто это бывает с гениальными творческими людьми, несколько предвосхитила многие последующие тенденции в мире моды. Это относится не только к ее «trompe l'oeil sweaters», но и к шарфам с принтами из газетных статей, и к ее многочисленным сюрреалистическим экспериментам со шляпками, туфлями, сумочками, вечерними нарядами.

Отметим, что влияние работ Скиапарелли прослеживается в творче­стве многих дизайнеров. Среди них работы таких известных модельеров как Джон Галльяно (John Galliano) и Жан Поль Готье (Jean Paul Gaultier), которые не однократно обращались в своих коллекциях не только к фор­мам и силуэтам моделей Скиап, но и к такому выразительном средству как сюрреализм, впервые которое воплотилось именно в модели рассматри­ваемого свитера с иллюзорным бантом.

Интересно, что такой известный, особенно в трикотажной моде, ди­зайнер как Соня Рикель (Sonia Rykiel) начинала свой творческой путь так­же с создания свитера серого цвета.

В последнее десятилетие возобновился интерес к творчеству этого за­мечательного дизайнера. В художественном музее Филадельфии (Philadelphia Museum of Art) в 2003 г. прошла выставка «Шокирующая! Ис­кусство и мода Эльзы Скиапарелли» (Shocking! The Art and Fashion of Elsa Schiaparelli), после чего эта выставка весной 2004 г. была представлена в

Музее моды в Париже (Musee de la Mode in Paris). В 2007 г. на сайтах, по­священных моде появилась информация о том, что итальянский бизнесмен Диего Дела Вале (Diego Della Valle), которому принадлежит также марка Tod's, купил права на использование легендарного имени и подыскивает дизайнера, который мог бы вернуть Дому моды былую славу. В коллекции 2008 г. бренда Befree и модельера (Соня Рикель) Sonia Rykiel, коллекция pret-a-porter весна-лето 2008 г., встречаются прямые отсылки к работам Скиапарелли, в том числе и свитера с бантами, вывязанными вокруг шеи.

Неизвестно, была бы трикотажная мода такой, какой мы ее видим сейчас без влияния Скиап. Скорее всего да, рано или поздно эта трикотаж­ная революция бы произошла. Но одно можно утверждать с уверенностью -не случись этого, мода потеряла бы многое, а главное - это тот юмор, лег­кость и интеллектуальный окрас, с которым Эльза Скиапарелли к ней отно­силась. Ей удалось создать то, что было модным в 1930-е гг., то, что вошло в моду только через полвека, и то, что является модным и в наши дни.

Таким образом, мы определили значимость появления конкретного свитера в указанный период и проанализировали его влияние на внедрение трикотажных изделий в ассортимент нарядной и повседневной одежды, на творчество самой Скиапарелли, модельеров ХХ в., и на современную моду. На примере изложенного в статье вопроса мы увидели как одна вещь мо­жет определить облик (в данном случае «трикотажный облик») эпохи.

 

Литература

1. Schiaparelli Е. Shocking life: the autobiography of Elsa Schiaparelli. London, 2007.

2. Martin R. Fashion and surrealism. Tokyo, 1996.

3. Скиапарелли Э. Моя шокирующая жизнь / Пер. А.А. Бряндинская.

М., 2008. С. 15.

4. Труевцев А.В. Краткий курс истории текстильной техники. СПб.,

2005. С. 90.

5. Stegemeyer А. Who's who in fashion. N. Y., 2004. P. 219


Работа выполнена под руководством О.А. Хорошиловой

Категория: Всего статей | Добавил: art (03.08.2010)
Просмотров: 2147 | Комментарии: 2 | Теги: вязание свитеров, мужской трикотаж, женский трикотаж, трикотажные мастерские, мода, техника вязания, вязание, трикотажные изделия, ручное вязание, трикотаж | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]